Бородач из Белого дома

Бородач из Белого дома

В прошлом году Белый дом в лице Обамы и Х. Клинтон аплодировал стоя демократическому избранию М. Мурси на царство в Египте. Мурси, как теперь знает всякий школьник, хоть и отошёл формально от деятельности «Братьев-мусульман», но в сердце «братом» остался. Это он призывал к джихаду в Сирии, это его кабинет сочинил новую шариатскую конституцию для АРЕ, это он развалил родную экономику и породил в итоге беспорядки, которые так любят наблюдать с большого расстояния некоторые обитатели Вашингтона.

Третий год Белый дом поговаривает если не об интервенции в Сирию, то о том, что «Асад должен уйти». Назначенец Обамы госсекретарь Джон Керри в этом смысле ничем не отличается от Хиллари Клинтон, и деньги людоедской «оппозиции» он передаёт, пожалуй, чаще, чем это делала его бойкая на язык предшественница. Против Асада плечом к плечу сражаются бородатые бойцы как самой «Аль-Каиды», так и её «дочерних филиалов» (вроде «Джебхат ан-Нусры» или «Исламского государства Ирака и Леванта»). К ним примыкают кровожадные воины из самых разных стран, в т. ч. горячие сторонники мирового халифата из Западной Европы. Этому сборищу головорезов, с недавних пор культивирующих святых вшей, очень не нравится светское правление Башара Асада, да и вообще труду они предпочитают резню и грабёж.

Почему же Барак (кстати, второе имя — Хусейн) Обама поддерживает тех, кого принято именовать исламистами, да ещё с добавлением прилагательного «радикальные»? Обстановка вокруг Сирии обостряется с каждым днём? В прессе пишут то об американских кораблях, то о русских, то о сбитом F-22, то о неудачном «тестировании» ПВО Сирии «Томагавками», то о перекрытии египтянами Суэцкого канала, то о предотвращении там теракта. Родной Конгресс ругает президента США за неконкретность в мотивировках грядущего нашествия на Сирию, а президент, хоть и поджилки трясутся, всё равно собирается «воздать» Асаду за применение ОМП — пострелять ракетами по САР «два дня», что означает не войну, а «воспитательные меры» (так заявил представитель президентской администрации). План американский вождь придумал хитрый: пусть ответственность ляжет на Конгресс.

А теперь госсекретарь Керри потряс «пробиркой», то бишь «доказательствами» применения в Сирии химического оружия. Он выступил по ТВ и заявил, что на использование в Сирии зарина указывают результаты анализа образцов волос и крови с места происшествия. А раз зарин использовался, то, стало быть, пора начинать военную операцию против властей Сирии. Наивно думать, что об этом Керри говорил без ведома своего босса из Овального кабинета. Ни Обама, ни Керри, ни их приятели во Франции не сомневаются, что применять зарин могут только силы Асада — причём специально дождавшись прибытия в Дамаск инспекторов ООН.

Юлия Заманская («Голос России») приводит мнения экспертов, полагающих, что Обаме грозит разбирательство в Гаагском трибунале за военные преступления и поддержку «Аль-Каиды».

Миках Зенко, сотрудник Центра по превентивным мерам Консульства по иностранным делам, считает, что любая военная операция в Сирии на данный момент будет считаться незаконной, ведь США — одна из стран-участниц международных соглашений, устанавливающих, что начало военных действий по инициативе одного государства в отношении другого государства считается преступлением, если не доказана прямая угроза атаки на государство-инициатора. Нарушение этого закона в соответствии с Римским Статутом Международного уголовного суда и положениями Устава ООН называется преступлением против мира.

Билл Айерс говорит, что если президент США решится на военное вмешательство, он должен предстать перед судом. Товарищ Айерс предлагает предать Обаму Международному уголовному суду в Гааге — так, как это делали с политиками, совершавшими подобные военные преступления.

Между прочим, Айерс утверждает, что Б. Х. Обаму стоит судить за военные преступления не только потому, что американское вторжение будет «абсолютно незаконным», но и потому, что президент вовлечён в «целиком и полностью» террористическую деятельность в Сирии.

Так кто же вы, мистер Обама? За кого вы? Или против кого?

Упорство американского президента, шепчущего даже во сне «Асад должен уйти» и поддерживающего повсюду отъявленных головорезов-исламистов, выступающих за всемирный халифат, нуждается не столько в геополитическом понимании, сколько в религиозном истолковании. Причём в истолковании самом прямом, без всякой там мудрёной символики.

В сентябре 2010-го года Обама рассказал мировой общественности о своей вере. «Интерфакс», ссылаясь на «Christian Post», писал, что Обама совершил двухдневную поездку по стране в преддверии выборов в Конгресс и избрания губернаторов и ответил на вопросы избирателей.

Говоря с одной избирательницей из Альбукерке (Нью-Мексико), Б. Х. Обама признался, что самостоятельно пришёл к вере. В этом ему помогли «заповеди Иисуса Христа». Именно из них он вывел тот образ жизни, который и хотел вести: «Быть ответственными за наших братьев и сестёр, поступать с другими так, как хотим, чтобы и с нами поступали». Обама сказал: «Понимание того, что Иисус Христос умер за наши грехи, говорит нам о том, что все мы должны иметь смирение…, о том, что мы, люди, грешны и несовершенны, мы делаем ошибки и достигаем спасения лишь благодатью Божией».

Обама добавил, что старается жить по христианским принципам, каждый день молиться и служить народу.

Какому богу молится и каким людям служит Обама, выяснилось двумя годами позднее.

В сентябре 2012 года «Инопресса» сделала сокращённые переводы цикла статей президента «Middle East Forum» Дэниэла Пайпса («The Washington Times»).

Пайпс установил «многочисленные связи президента с исламом», отмечает американская газета.

«Пожалуй, самая примечательная и возмутительная ложь Обамы — его слова о собственном вероисповедании», — утверждает Д. Пайпс. Американский президент отвечал на однозначно поставленный вопрос по-разному: либо «моя мать — христианка из Канзаса, я всегда был христианином», либо «я пришёл к христианской вере уже взрослым». Что скрывает Б. Х. Обама?

В название следующей статьи Пайпсом вынесены слова знакомых Обамы: «Барри был мусульманином». Обама, пишет Пайпс, «родился мусульманином и получил мусульманское воспитание». В исламе дети отца-мусульманина уже считаются мусульманами. Второе имя Обамы (Хусейн) — чисто мусульманское. В детстве в Индонезии он посещал уроки Корана в общеобразовательной школе, заучивал Коран наизусть и ходил в мечеть и носил саронг — одежду индонезийских мусульман.

Третья статья озаглавлена так: «Обама: «Моя мусульманская вера». В беседе с Джорджем Стефанопулосом в сентябре 2008 года Обама произнёс слова «моя мусульманская вера». Поправился он, сказав «моя христианская вера», лишь после того, как Стефанопулос прервал его и поправил, отмечает Пайпс.

Обама преувеличивает численность и роль мусульман в США, считает автор, что «попахивает исламистским менталитетом». В Соединённых Штатах 2,5 млн. мусульман, однако Обама в 2009 году сказал, что их почти 7 млн.

Следующая статья называется: «Его второе имя — Хусейн». Автор цитирует слова брата Обамы по отцу — Джорджа Хусейна Онянго Обамы: «Возможно, из-за своей должности он ведёт себя иначе, но в душе Барак Обама — мусульманин».

Наконец, в пятой статье приводится рассказ бывшего учителя Обамы из Индонезии. В школе Барак Хусейн был единственным учеником, добровольно совмещавшим изучение христианства и ислама. «Это указывает на всю запутанность становления личности Обамы», — пишет автор, предполагая, что Обама с детства пытался объединить религии своих родителей, представляясь и христианином, и мусульманином. «Он до сих пор именно это проделывает, обиняками», — считает Пайпс.

Пайпс не называет Обаму исламистом, зато указывает: «Проблема в другом — Обама конкретно и неоднократно лгал о своей мусульманской идентичности. То, как Обама обошёлся со своим религиозным прошлым, обнажает его нравственные изъяны в большей мере, чем любой другой обман».

В октябре 2012 года на ресурсе «Digital Journal» была опубликована статья Джона Томаса Дидаймуса, сославшегося на публикацию в «World Net Daily», где говорилось, что обручальное кольцо Обамы имеет надпись, частично соответствующую декларации исламской веры: «Нет Бога, кроме Аллаха».

По сведениям «WND», президент носил кольцо задолго до женитьбы. Ныне же это кольцо выполняет и функцию обручального.

Однако Дэвид Эмери, автор Urbanlegends.com, ссылаясь на фотографию кольца в высоком разрешении, не считает, что там вообще есть какая-то надпись. Символы, изображённые там, по утверждению журналиста, — «абстрактный дизайн».

Тем не менее, как пишет «Blaze», эксперт арабистики, профессор Университета Дьюка, согласен, что на кольце может быть первая часть шахады. Кроме того, профессор объяснил изданию, что целью такого кольца может быть «личная защита» — к примеру, от «зла», от автомобильных аварий. Мужчинам в некоторых странах на Ближнем Востоке, отметил он, нельзя носить золото. Такое кольцо может стать в некоторых населённых пунктах препятствием для входа Обамы в мечеть и участия в богослужении.

А вот доктор Али Асани из Гарвардского университета, профессор индо-мусульманской и исламской религии и культуры, сказал тому же изданию, что не все мужчины-мусульмане считают, будто ислам не позволяет носить золото. Учёный сказал, что это зависит от толкования ислама. Некоторые ультраконсерваторы ограничивают ношение золота, но многие мусульманские мужчины всё же носят золотые кольца.

В том же октябре в «Digital Journal» появился материал Греты Макклейн, в котором журналистка пишет о слухах вокруг кольца Обамы. В публикации «WND» было отмечено, что, как утверждают исламские эксперты, кольцо, которое Обама носил более 30 лет, украшает надпись: «Нет бога, кроме Аллаха».

Одним из экспертов назван исламский учёный, доктор философии Марк А. Габриэль, окончивший университет Аль-Азхар в Каире.

Грета Макклейн, ссылаясь на фотографии кольца Обамы с разным разрешением и на разные источники, подвергает сомнению утверждения журналистов. По её мнению, на кольце нет ничего, хотя бы отдалённо напоминающего арабскую вязь.

Эти критики материала в «WND» намеренно упустили несколько важных деталей из рассмотренной ими статьи Джерома Р. Корси «Кольцо Обамы: «Нет бога, кроме Аллаха».

Джером Р. Корси — доктор философии Гарварда, старший репортёр «WND», автор многих книг, в том числе такого бестселлера в списке «Нью-Йорк Таймс», как «Нация Обамы». В довольно обширном материале публицист отмечает, что кольцо с надписью «Нет бога, кроме Аллаха» Обама начал носить на безымянном пальце раньше, чем встретил Мишель (будущую жену), — будучи студентом Гарвардской школы права, чем изрядно озадачил своих однокашников. Интересно и то, что на пальце Мишель Робинсон на свадебной церемонии пары в 1992 году появилось «традиционное» кольцо, а вот Обама своего кольца не сменил.

Сам Обама так и не объяснил, почему он носил на безымянном пальце кольцо до свадьбы.

Как сообщил автору упомянутый Марк Габриэль (кстати, большой знаток Корана, выучивший его наизусть в 12-летнем возрасте), на кольце Обамы надпись «Нет бога, кроме Аллаха» уложена в две секции, одна над другой. Обычно в исламском искусстве и арабской каллиграфии, особенно при гравировке коранических цитат на ювелирных изделиях, специалисты искусно размещают буквы так, чтобы вписать их в имеющееся пространство.

В статье также отмечаются и другие факты, обойдённые критиками.

В интервью во время президентской кампании 2008 года колумнист «Нью-Йорк Таймс» Николас Кристоф выразил сомнение по поводу исламского образования Обамы в Индонезии, где тот жил с 1967 по 1971 годы.

Обама в ответ зачитал Кристофу арабский призыв к молитве — азан.

«Аллах превыше всего! Аллах превыше всего!
Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха.
Я свидетельствую, что Мухаммад — его пророк».

Кристоф отметил, что Барак Обама читал молитву на арабском языке «с первоклассным акцентом». Далее колумнист сообщил, что

«восхитительно нерасчётливый (ведь избирателей Алабамы хватят сердечные приступы) мистер Обама назвал призыв к молитве «одним из самых красивых закатных звуков на земле».

Что касается Габриэля, то он подтвердил и то, что мусульманские мужчины носят золотые кольца, несмотря на запрет в области исламского права. «Ношение золотых кольца ещё более приемлемо, если кольца содержат религиозные сообщения вроде «Нет бога, кроме Аллаха». И как раз мужчины в неарабских исламских обществах Индонезии, Бангладеш, Малайзии и Пакистана носят золотые ювелирные изделия. Мало того, ношение таких колец одобряется для бизнесменов: ведь они «имеют дело с неверными», и человек с кольцом будет считаться тем, кто оказывает влияние.

Наконец, журналист напоминает слова режиссёра Джоэла Гилберта, специалиста по истории ислама, который отметил, что Обама носил кольцо во время произнесения речи в Каире 4 июня 2009 года, то есть в первые месяцы президентства. В Каире Обама и рассказал, что он, будучи президентом Соединённых Штатов, считает частью своей ответственности вести борьбу с негативными стереотипами ислама там, где они только появляются.

А теперь немного другой информации, касающейся непосредственно Белого дома.

В начале 2013 года новостной сайт MIGnews.com, ссылаясь на египетский журнал «Rose El-Youssef», опубликовал статью о «Братьях-мусульманах», внедрившихся в администрацию президента США. Эти люди, отмечает портал, «влияют на внешнюю политику США в благоприятном для всемирного исламизма направлении».

В президентской администрации трудятся шестеро «братьев по разуму». За пару лет работы им удалось изменить американскую политику и превратить Штаты «в самого крупного и важного спонсора «Братьев-мусульман».

Согласно сведениям египетского журнала, на Обаму работают следующие представители «Братьев»: Ариф Алихан (помощник министра внутренней безопасности США); Мухаммед Элибиари (член Консультативного совета по национальной безопасности); Рашид Хуссейн (спецпосланник США при организации «Исламская конференция»); Салам аль-Марайати (основатель Мусульманского совета по связям с общественностью); имам Мухаммед Маджид (глава Исламского общества Северной Америки (ISNA), с 2011 года — советник министерства национальной безопасности, а также будто бы советник ФБР и Госдепа); Эбу Пател (член Президентского совета религиозного сотрудничества).

И последнее. Весной 2012 года в штатах Миссисипи и Алабама был проведён опрос на тему веры президента. 45% респондентов из Алабамы зачислили Обаму в мусульмане, а 41% затруднились с ответом. В штате же Миссисипи уже 52% сочли Обаму мусульманином, и 36% затруднились ответить. Опрос, надо отметить объективности ради, проводили республиканцы в предвыборное время.

Аарон Блейк («Вашингтон Пост») в июльском блоге того же года приводил данные опроса «Пью», согласно которому американцы куда больше беспокоились по поводу религии Обамы, нежели веры его конкурента-мормона Митта Ромни.

Заметно большее число американцев (19 процентов) выражало беспокойство по поводу религии Обамы. Насчёт веры Ромни переживало лишь 13 процентов. Причина, вероятно, в том, что насчитывается 17 процентов американцев, находящих своего президента мусульманином.

Наконец, Мэтт Доннелли («Лос-Анджелес Таймс») в статье от 25 сентября 2012 года приводит слова певицы Мадонны: «We have a black Muslim in the White House» («У нас есть чёрный мусульманин в Белом доме»). Кстати, на том концерте Мадонна призывала голосовать за Обаму.

Короче говоря, какой бы религии ни придерживался Обама — мусульманской или христианской, — веры ему нет никакой. Говоря о демократии и свободах, он ущемляет и первое, и второе — как в собственной стране, так и за границей, куда тоже дотягивается длинная рука АНБ. Защищая гомосексуалистов и осуждая в этом смысле Россию, Б. Х. поддерживает тёплые отношения с Саудовской Аравией, где пойманным представителям ЛГБТ кривой саблей усекают головы. Демократии у саудитов, кстати, тоже нет, но этот грех искупается нефтью, продаваемой за нефтедоллары. Говоря о правах человека и демократии в Сирии, Обама выступает за интервенцию и продажу оружия тамошним «оппозиционерам» — читай: ячейкам «Аль-Каиды». Утверждая своё христианство, он проговаривается: «Моя мусульманская вера».

Сегодня конгрессмены считают, что резолюция по Сирии от мистера Обамы «неконкретна»: в одном и том же документе (запросе на одобрение военной операции) написано, что нанести военный удар необходимо, так как сирийские власти нарушили конвенцию о запрещении химоружия, но тут же говорится, что урегулирование конфликта в Сирии может быть исключительно политическим. Зыбкость двойных стандартов проникла даже в тот документ, на основе которого предполагается выдавать военные приказы. Разве не прав Пайпс, написавший: «То, как Обама обошёлся со своим религиозным прошлым, обнажает его нравственные изъяны в большей мере, чем любой другой обман»?

Ну, и повторим слова Обамы о его собственном образе жизни: «Быть ответственными за наших братьев и сестёр, поступать с другими так, как хотим, чтобы и с нами поступали». Так что же, мистер Барак Хусейн, вы хотите, чтобы с вами поступили так же, как вы поступили с ливийцами? Так же, как вы намереваетесь поступить с сирийцами?