День — когда начался закат Америки

После террористических актов 11 сентября 2001 года весь мир выражал искренне сочувствие Соединенным Штатам, которые с удовольствием принимали его. Однако через пару лет от этого проявления симпатии не осталось и следа.

Десять лет. С точки зрения вечности, это одно мгновение, мимолетный эпизод в ходе истории. Однако, с другой стороны, это период времени, вполне достаточный для того, чтобы оценить последствия самого ужасного для Америки дня, который никогда не забудет ни один человек, достигший определенного возраста. По истечении десяти лет можно назвать победителей и проигравших. Хотя, если мы возьмем события 11 сентября, день ото дня становится все очевиднее, что в итоге обе стороны потерпели поражение.

Прежде всего, это касается Усамы бен Ладена ( Osama bin Laden ), ведь он проиграл больше всех. Организация, которую он создал, оказалась обезглавленной и понесла тяжелейшие потери. Не проходит и недели без того, чтобы не убили или не поймали одного из руководителей Аль-Каиды, которые больше не могут чувствовать себя в безопасности, видимо, из-за документов, захваченных во время операции в Пакистане, закончившейся убийством бен Ладена. Сегодня, в десятую годовщину тех печальных событий вряд ли существует шанс повторения – давайте все же постучим по дереву, чтобы не сглазить – подобного террористического акта, который, как свидетельствуют обнаруженные во время рейда документы, лидер Аль-Каиды отчаянно пытался организовать.

Что касается идеи бен Ладена о том, что с помощью джихада воинствующие исламисты смогут создать новый халифат, занимающий территорию от Индонезии до Испании, она выглядит еще более невероятной, чем 10 лет назад. Даже события так называемой «арабской весны», т.е. восстания народов ближневосточных стран с целью свержения своих светских авторитарных режимов, тех диктаторов, которых бен Ладен ненавидел, отнюдь не свидетельствуют в пользу его уродливой идеологии.

Эти акции протеста скорее отражают стремление народов получить политические и экономические права и свободы, которые мы принимаем, как должное, чем являются продолжением террористических атак 11 сентября, откликом на призыв свалить с ног разлагающийся, но все еще заносчивый Запад. Тем не менее, мне кажется, что бен Ладен был бы сегодня весьма доволен нынешней ситуацией, хотя, по всем меркам, он начисто проиграл развязанную им войну.

Чтобы понять это, давайте взглянем на достижения противоположной стороны. Да, лидеры США могут заявить, что, несмотря на все неблагоприятные прогнозы, с того времени террористы не совершили ни одной подобной атаки на американском материке. Да, та группа, которая организовала и осуществила теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне, была в большинстве своем уничтожена.

С другой стороны, самой мощной в военном отношении державе в мире понадобилось долгих 10 лет для того, чтобы выследить и уничтожить одного человека, который был самой главной целью для ее армии и спецслужб, а террористическое движение, возглавляемое и вдохновляемое им, превратилось в подобие гидры. Отрубите ей голову в Пакистане, Афганистане или Йемене, а взамен появятся новые в каких-нибудь других странах. Практически с любой точки зрения, эти десять лет можно рассматривать, как период совершенных ошибок, упущенных возможностей и невыученных уроков.

Рассмотрим сначала упущенные возможности . Сразу после событий 11 сентября весь мир выражал Соединенным Штатам такие искренние сочувствие и поддержку, которых не было со времен второй мировой войны, а те с удовольствием принимали эти проявления симпатии. «Мы все – американцы», — гласил заголовок в Le Monde на следующее утро после атаки террористов, причем это было сказано от лица всего народа страны, у которой комплексов в отношении США существует больше, чем у других государств.

Однако через пару лет от этих проявлений симпатии не осталось и следа. Джордж Буш-младший и Дик Чейни ( Dick Cheney ) очень постарались, чтобы возродить образ «гадких америкосов», которых презирают и ненавидят в арабском мире и за его пределами. Барак Обама, правда, сумел значительно улучшить имидж США среди их традиционных союзников. Однако в исламских странах репутация Америки до сих пор остается весьма плохой, даже, несмотря на то, что ее администрация сознательно выбрала для себя второстепенную роль в военной кампании по свержению ливийского лидера Муаммара Каддафи. («Leading from behind (руководить из-за кулис)», — так охарактеризовал подход, выбранный правительством, один из советников Белого Дома и поступил весьма необдуманно, ведь эта формулировка вызвала презрение и ярость у врагов президента из Республиканской партии, которые чувствовали себя оскорбленными тем, что США не возглавили последний военный набег Запада на арабскую землю). Между тем, Обама, по крайней мере, старается принимать свои ошибки близко к сердцу.

Даже если оставить в покое Ливию, в результате событий 11 сентября Америка все равно увязла в войнах, которые она начала против двух исламских стран. Вторжение в Афганистан в октябре 2001 года с целью свержения правительства талибов выглядело вполне оправданным, ведь движение «Талибан» не только дало убежище боевикам Аль-Каиды, но и находилось в тесной связи с этой террористической организацией, однако бен Ладена и его сторонников следовало бы уничтожить в течение нескольких месяцев в горах Тора-Бора. Почему же тогда операция заняла намного больше времени, чем это было необходимо? Ответ на этот вопрос, безусловно, заключается в другой ошибке администрации Буша, которая, пожалуй, является самым грубым внешнеполитическим просчетом в истории США. Я имею в виду, вторжение в Ирак, которое не диктовалось необходимостью. В итоге эта вторая война только укрепила позиции Ирана, заклятого врага Соединенных Штатов, усилила его влияние в регионе.

По одной из оценок, совокупная стоимость войн в Ираке и Афганистане может достигнуть $4 трлн., причем эти издержки покрываются вовсе не за счет повышения налогов, как это обычно происходит во время войн, а за счет внешних заимствований. Если смотреть на вещи с точки зрения финансов, то события 11 сентября тоже внесли свой вклад в нынешний экономический кризис, так как способствовали формированию огромного государственного долга, который сегодня связывает руки президенту.

Тем временем, заимствования продолжаются. Американские войска все еще находятся в Ираке, и их присутствие там, возможно, затянется на десятилетия. То же самое относится и к Афганистану, хотя после уничтожения бен Ладена и разгрома Аль-Каиды, в результате чего ее боевики разбежались по другим странам, не осталось ни одной разумной причины, по которой десятки тысяч американских солдат должны оставаться там, выполняя задачу по содействию местным жителям в построении государства. Афганистан уже отметил 10-ю годовщину событий 11 сентября 2001 года, причем «юбилей» получился весьма мрачным – август 2011 года стал самым худшим для размещенного здесь контингента армии США в смысле потерь.

Были сделаны еще две серьезные ошибки, которые способствовали развязыванию войн, ставших самыми долгими в истории США. Первая из них заключалась в самом понятии «всемирная война с терроризмом». В то время решение администрации Буша приравнять теракты 11 сентября к акту вооруженной агрессии выглядело разумным, ведь страна получила такой удар, какой ни Гитлер, ни Советский Союз никогда ей не наносили. Это была разрушительная атака из-за рубежа, причем боевые действия происходили на американской территории.

Однако, объявив войну, правительство стало на скользкий путь, ведь последующие события катастрофически сказались на репутации США в мире – вспомним пытки, тюрьмы «Абу-Грейб» и «Гуантанамо-Бэй», положение об экстрадиции подозреваемых в связях с террористами, отказ в судебном разбирательстве «лицам, воевавшим на стороне противника» (многие из которых, как выяснилось позднее, были невиновны). Не лучше ли было счесть эти теракты уголовными преступлениями, пусть и чудовищными? В этом случае дела обвиняемых рассматривал бы гражданский суд.

Однако в стратегии США после событий 11 сентября имелась еще одна, более грубая ошибка – нежелание взглянуть в лицо фактам, признать противоречия, заключенные в самой сути их внешней политики. Дело в том, что некоторые из союзников Америки в «войне с терроризмом» на самом деле были пособниками, даже подстрекателями террористов. Один из них, Пакистан, предоставил убежище бен Ладену. Другой, Саудовская Аравия, стоял за 15 из 19 случаев захвата самолетов .

11 сентября 2001 года у Буша был реальный шанс разрубить «гордиев узел», связанный с нефтью и проблемами безопасности, который искажает политику США на Ближнем Востоке, повысив налог на бензин, снизив зависимость от импорта нефти и ускорив поиски альтернативных источников энергии. Однако в этом плане почти ничего не было сделано. Миру заявили: «Вы с нами, или против нас?» Для 99% населения, не связанного с вооруженными силами, призыв Буша был очевиден: «Продолжайте ездить на автомобилях, не бойтесь тратить деньги!»

А мир, тем временем, двигался вперед. Пока Вашингтон был одержим войной с терроризмом, Китай наращивал темпы развития, решая свои экономические задачи. Нынешний момент странным образом перекликается с прошлым – как будто мы опять попали в легкомысленную атмосферу тех беззаботных дней, предшествующих событиям 11 сентября, когда темы, волновавшие общественность, касались нападений акул на людей на пляжах Флориды и предполагаемого романа конгрессмена от штата Калифорния с пропавшей практиканткой из Вашингтона.

И вот через 10 лет после тех ужасных событий, на фоне набирающего темпы экономического кризиса, который выглядит гораздо более очевидной угрозой, чем данные, свидетельствовавшие тогда о готовящейся атаке террористов, мы снова обсуждаем, будет ли удивительно бестолковая Сара Пейлин ( Sarah Palin ) участвовать в президентских выборах, и наблюдаем за перепалкой представителей двух партий по поводу выбора времени для выступления президента. События 11 сентября 2001 года не являются причиной заката Америки. Однако они представляют собой отличный исторический ориентир, позволяющий судить, когда этот закат начался.