Менгиры Хакасии и их тайны

Изучение мест расположения менгиров методами геофизики и биолокации в Хакасии началось в конце ХХ столетия. В исследованиях принимали участие доктор исторических наук, профессор Я.И. Сунчугашев и я, инженер-геофизик. Такие работы проводились в течение 1977 — 1999 годов по программе Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории. Всего было изучено 25 мест стоянок древних изваяний.

Менгиры — это отдельно стоящие каменные изваяния, вблизи которых пять-четыре тысячи лет назад совершались жертвоприношения, культовые ритуалы и другие загадочные церемониальные действия. Менгиры содержат еще много нераскрытых тайн, таят в себе восхитительные открытия.

Человек сотворил труднейшие технические системы, он может летать на космических агрегатах и постигать глубины Мирового океана, «улавливать” доли секунды и расщеплять атомы. Но, восторгаясь восхитительными открытиями в области технического прогресса, следует помнить, что это все порождено человеком, его необычайными возможностями. Вероятно, не нечаянно в древности человека называли микрокосмосом — земным воплощением рассудка Вселенной. Многими учеными подтверждено, что возможности наши раскрыты далеко не всецело, они расширяются не только за счет научно-технического прогресса, но пополняются и нетрадиционными методами знания мира.

Одним из них является лозоходство, или в современном представлении — биолокация. Организм человека непрерывно испытывает на себе комплексное влияние разных геофизических полей — электромагнитного, гравитационного, радиоактивного и так дальше. Именно активная реакция рамки в руках биолокатора вблизи менгиров принудила искать поводы этого явления. Биолокационные аномалии возле менгиров крайне впечатляющи, и результат, отслеживаемый тут, очень непредвиденный, еще неведомый науке. Данный аномальный результат свидетельствует о том, что менгиры расположены на энергетических участках земной поверхности.

Менгиры привлекали и привлекают внимание сказителей, знатоков и исполнителей фольклора. Сказители по ходу повествования о выдающихся героях эпоса искусно вводили в стихотворные сочинения и силу могущества менгиров на окаймляющий мир. Так, в сказании «Аи Хучин” сказано: «Поднявшись на высокий каменный хребет с подножия кривого менгира, он глядел вдаль, когда же он рассмотрел, то нашел, что медный менгир является пуповиной земли”.

Вероятно, хакасы считали места, где ставили менгиры, священными и странными. В сказании «Хан Кичигей” сообщается, что у истока светлокаменной речки стоит белый камень (ах тас), тот, что обязаны поднять проезжающие тут богатыри; многие из них, не смогши поднять белого камня, умирали. Впрочем богатырь прежде чем поднять его, верхом на коне объехал данный камень три раза. Сказание о 3 церемониальных кругах вокруг белого камня согласуется с сообщениями первого ученого-путешественника, побывавшего в Хакасии и Сибири, Д.Г. Мессершмидта. Он в своем дневнике 18 августа 1722 года подметил, что «после часа езды, совсем неподалеку от этих могильных захоронений, я добрался наконец до обширно знаменитой среди этих народов статуи … Хуртуях, расположенной в холмистой степи. Я сразу же зарисовал ее и в будущем приложил рисунок к настоящим записям. Хуртуях высечена из серого песчаника и вкопана в землю наклонно. Сзади можно было видеть подвешенные толстые, сплетенные из волос косы, в том виде, как их носят калмыкские и татарские женщины… Татары-язычники из Есь Бельтыра, предоставившие мне лошадей, оказывали большой почет этой старухе; всякий из них трижды объезжал вокруг нее… подкладывали еду в траву поближе к постаменту с тем, дабы та могла воспользоваться едой в соответствии со своим аппетитом”. Дальше он подмечает, что статуя почитается среди коренного населения, в дар ей приносят речную гальку, мажут ее рот маслом, жиром, молоком и просят о здоровье. Молодые женщины лечатся от бесплодия.

В проведении подобных языческих обрядов мы не одиноки. Так, в Белоруссии камень «Дед” (экспонат музея валунов в Минске) некогда играл большую роль в духовной жизни народа, ибо еще полтора столетия назад к нему шли люди, ища помощи в беде. Каменному «Деду” преподносили мед, молоко, вино — выливали на макушку валуна. Когда женщина серьезно болела, она на 33 дня надевала на валун передник. Другим примером могут служить знаменитые валуны «Демьян” и «Марья”, находящиеся на окраине села Пережир Минской области. Считалось, что они обладают чудодейственной силой, способной исцелять паралитиков, хромых, глухих. Валунам везли богатые пожертвования: лен, шерсть, хлеб, поросят, телят, овец, деньги. Считалось, что результат будет благоприятным, если совершать паломничество к камням в определенное время. Подобный ритуал один к одному похож на обряд, проводимый хакасами у менгира Хуртуях.
Церковь по большей части терпимо относилась к обычаям жителей. Более того, у самых знаменитых валунов ставили кресты, часовни, возводили храмы. Люди молились, просили камень избавить от беды и болезней. К камню ходили и в языческий праздник Ивана Купалы, и на христианские Троицу и Пасху.
В европейской части России опытные биолокаторы выявили ряд энергетических участков, так называемые места силы: Соловки, Валаам, Кижи, языческое капище Укса на правом берегу Ладоги, Троице-Сергиеву лавру, где находится келья Сергия Радонежского. Так, известное «место силы” Соловков — на Большом Заяцком острове, где расположены знаменитые «северные лабиринты”, возведенные неизвестным народом. У проникших в эти сооружения людей наблюдалось как бы «выравнивание” функций организма: к примеру, за 10 — 15 минут приходило в норму повышенное давление и в то же время мог произойти всплеск жизненных сил.
В пределах Хакасии мы изучили места стоянок менгиров только на территориях Усть-Абаканского, Аскизского и Боградского районов. Все исследованные менгиры расположены в геопатогенных зонах, которые связаны с зонами разломов земной коры. Геопатогенные зоны — это участки земной поверхности, излучающие неизвестный до сих пор науке поток энергии. Как правило, ширина этих зон незначительна и варьируется в пределах 10 — 50 метров, а длина составляет многие сотни метров, а в некоторых случаях — километры. По форме и силе воздействия этих полей на биолокатора мы разделили геопатогенные зоны на два типа: высокочастотные (отрицательные), когда вектор измеряемого поля направлен «веерообразно” (в этих местах происходит «разбалансировка” биополя человека, что в конечном итоге приводит к патологии), и низкочастотные (положительные), где проявляется синусоидальная форма кривых биолокационного эффекта, при этом направление вектора измеряемого поля в одной части аномалии фиксируется строго вертикально вниз, в другой — вверх. В этих местах происходит выравнивание биополя человека, что способствует его оздоровлению.
Для простоты повествования назовем геопатогенные зоны второго типа «местами силы”. На территории Хакасии пока выявлено три таких места: стоянка каменного изваяния Улуг Хуртуях тас, которая расположена на 134-м километре трассы Абакан — Абаза в Аскизском районе, где в настоящее время создан музейный комплекс. Здесь биолокационной съемкой определено, что каменное изваяние было установлено древними людьми в пределах низкочастотной геопатогенной зоны в ее положительной эпицентральной части. Выявленная низкочастотная геопатогенная зона имеет синусоидальную форму и ширину порядка 20 метров, своей длинной осью ориентирована на северо-восток. Интенсивность биолокационной аномалии здесь составляет порядка 450 условных единиц. Как уже отмечалось, к Хуртуях обращались с различными недомоганиями, лечились и от бесплодия. Да и в настоящее время это «место силы” не пустует, за год его посещают десятки тысяч человек.
Второе — место стоянки двух менгиров — Большие ворота, которые расположены в Усть-Абаканском районе в двух километрах к северо-востоку от Большого Салбыкского кургана. Биолокационными исследованиями выявлено, что эти монолиты установлены в низкочастотной геопатогенной зоне, которая имеет ширину было 23 метров. Биолокационная аномалия в этом месте синусоидальной формы интенсивностью 450 условных единиц. При этом менгиры установлены на линии «перегиба” кривой. У камня с правой стороны (если смотреть на него с юга) имеется углубление в форме человеческого тела. Это углубление образовалось от «трения” людей о камень, приходивших сюда на протяжении тысячелетий для лечения или для совершения каких-то церемониальных обрядов. На торцевой части монолита выбита тамга в виде контура человеческого тела с тремя лучами, исходящими от головы. Все указывает на то, что это «место силы” было использовано древними людьми для устранения тех или иных недугов.
Третье место — территория Малого дворца древнехакасского государства: на 34-м километре трассы Абакан — Аскиз, в 50 метрах к востоку от шоссе. Здесь буквально в пяти метрах от юго-восточного угла раскопа «дворца” выявлена линейная низкочастотная геопатогенная зона шириной 18 метров северо-восточного направления. Аномалия имеет синусоидальную форму интенсивностью до 800 условных единиц. Нет сомнений, что место под строительство дворцового комплекса выбрано не случайно. По-видимому, это место почиталось древними людьми, и ранее оно было зафиксировано менгиром. Но с истечением времени камень был утрачен, скорее всего, «переиспользован” при строительстве могильников, как это часто бывало в тагарскую и более поздние эпохи. Многие исследователи считают, что здесь была лечебница. Так это или нет, но одно ясно: биолокационная аномалия в этом месте идентична по форме, структуре и интенсивности с аномалиями, выявленными на культовых местах Улуг Хуртуях тас и Больших воротах, которые использовались в лечебных целях. Поэтому сегодня возникла необходимость зафиксировать эту аномальную зону, поставив сюда соответствующее каменное изваяние. Эту работу выполнил республиканский совет старейшин хакасского народа и его председатель Владислав Торосов, установив гранитный менгир под названием Абчах тас (каменный дед).
В профилактических и лечебных целях рекомендую читателям газеты по возможности посещать «места силы” и находиться там как минимум 15 — 20 минут. Советую приносить с собой и ставить в аномальную зону емкости с водой, поскольку под воздействием силового поля молекулы воды расположатся в определенном порядке — то есть вода станет структурированной, употребление которой и в дальнейшем будет способствовать оздоровительному процессу.
———-
Каменные идолы, божества языческих народов, возвращаются на родные места. Саралинская Тас-Хыз (Каменная Дева) первая в ряду хакасских стел, чудотворно вернувшаяся. Она никогда не была в музее, ее никуда не вывозили для изучения, она долгие годы оставалась лежать там, где родилась, сокрытая от людских глаз до поры до времени.
22 сентября в селе Сарала Орджоникидзевского района Хакасии в 37 км от станции Копьево состоялось открытие (представление народу) Каменной Девы — памятника эпохи окуневской культуры конца III — начала II тысячелетия до н.э.
Весной 2004 года внештатный сотрудник Июсской экспедиции СО РАН красноярский художник Николай Рыбаков, сотрудник краеведческого музея г. Шарыпово Красноярского края Сергей Краснолуцкий и житель села Сарала Александр Скоробогатов обследовали чудские железоплавильни древней террасы речки Сарала. И под черемуховым кустом в груде земли и камней обнаружили сигарообразный камень больших размеров. Камень привлек внимание. Его расчистили и изумились: древний менгир.
Подобные находки в последние десятилетия крайне редки, а для подтаежной зоны северной Хакасии неожиданны. По мнению академика Виталия Епифановича Ларичева, находка представляет исключительный интерес, так как, очевидно, является редким экземпляром эпохи ранней бронзы. Древний камень теперь стал составной частью группы памятников окуневской эпохи, большинство которых расположены в низовьях реки Печище и в долине Черного Июса. Работа ученых над ними только начинается.
Представители окуневской культуры были скотоводами, солнцепоклонниками, их религия имела связи с Древним Шумером и Египтом, а на ранних этапах они могли контактировать с пришлым населением афанасьевской культуры, ариями по происхождению. Каменная Дева по некоторым внешним признакам не укладывается в рамки классического канона менгиров окуневского времени: грубый подбородок, высокая шапка-корона над головой (к сожалению, утраченная), явные признаки женского пола и наличие в ногах выбитого изображения Земного Дитя, но вновь возвращенного Праматери Земле при установке памятника, в чем и представляется наибольший интерес для науки.

При опросе местных жителей, старожилов района, первооткрывателям Каменной Девы не удалось найти подтверждение, что в памяти людей сохранилось хоть какое-то упоминание о Тас-Хыз. Помнили о другом менгире, который находился на перевале по прямой дороге Подкамень — Подзаплот, но, к сожалению, исчез в начале XX века. Камень, имеющий мужские очертания, назывался Хозан-Хыз (Заяц-девушка).
Серовато-розовый дивонский песчаник, из которого вырублена древняя скульптура Тас-Хыз, не прослеживается в ближайших скальных обнажениях вокруг Саралы. По некоторым соображениям, основанным на древнем обрядовом культе, камень был доставлен по весенней воде из района озера Ошколь, с утесов хребта Арга-таг за 12-15 км от места современного местонахождения. В начале лета в период обновления природы он и был установлен ликом на солнцевосход, а «спиной» к стрелке в междуречье Саралы и Черного Июса.
Место установки предки выбрали не случайно. Доказано, что в начале II тыс. до н.э. на территории Сибири преобладал засушливый климат, и зона степей была несколько шире и глубже, теснила таежные ландшафты. Таким образом, еще до 1960-х годов XX века, покрытая редколесьем, долина Черного Июса в устье речки Сарала в древности могла представлять кусок открытого пространства, в углу которого, а именно, на берегу древней террасы, и был установлен менгир.

Как же определили точное место изначального пребывания Тас-Хыз? Вопрос сложный. Менгир, возможно, в древности упал и только в 1960-е годы при расчистке огородов был сдвинут бульдозером в пойму древнего русла реки. Предположив это, открыватели Каменной Девы провели ряд собеседований с самыми разными людьми, в том числе ясновидцами, шаманами, астрологами и учеными. В результате нашлось в 50 метрах от местоположения бульдозерной свалки самое благоприятное, не дающее негативных «теней» место. А иначе и не мыслилось — только положительное предназначение «Матушки» (Тас-Хыз), сотворенной из куска скалы человеческими руками и служившей древним в моленьях земной и небесной благодати.
Предположили также, что, видимо, в результате подкопа древними кладоискателями (а многие камни-менгиры были повалены еще в старину) Тас-Хыз долгие столетия покоилась сокрытой от людских глаз. Однако не исключено, что в каком-то историческом отрезке времени ее знали и древние хакасы, и она была местом их поклонения, может быть, даже местных старожилов Тайдоновых рода Хамнар. И вот теперь «Матушку» установили на родной земле, отказавшись от первоначального варианта: транспортировки в музейные стены. Но так как памятник не должен оставаться бесхозным, первооткрыватели не просто установили его на исконном месте, но любезно передали в ведение (в фонды) районного краеведческого музея села Копьево, под охрану и защиту государственной археологической службы Хакасии.
В период осеннего равноденствия состоялась передача народу этой находки, историческая ценность которой неоспорима, тем более, что в нас, живущих в современности, в какой-то мере течет кровь древних создателей Тас-Хыз, отметили Николай Рыбаков и Сергей Корасноялуцкий и выразили надежду на то, что этот новоявленный образ «Матушки» послужит объединению людей, лучшим их помыслам.