Саудовская Аравия объявляет войну христианству

Саудовская Аравия объявляет войну христианству

Верховный муфтий Абдул Азиз бин Абдулла — второе после короля значимое лицо в Саудовской Аравии. Фетвы верховного саудовского муфтия воспринимаются многими мусульманами Ближнего Востока как слова пророка Мухаммеда. Самого бин Абдуллу называют не иначе как «святой шейх». На днях уста «святого шейха» изрекли смертный приговор всем христианским храмам Аравийского полуострова. Свою фетву он мотивировал словами пророка Мухаммеда, в свое время заявившего, что «в Аравии есть место только лишь исламу».

Фетва шейха вышла как ответ на запрос кувейтской неправительственной организации «Общество возрождения исламской культуры». Это салафитское объединение пробует протащить через парламент Кувейта законопроект о запрете на строительство в этой стране новых христианских церквей и реставрацию старых. Салафиты, радикальные исламисты, сейчас составляют большинство в парламенте страны. Они уже отметились дебатами насчет запрета службы в полиции кувейтским женщинам. Аргументы салафитов были таковы: кувейтские женщины-полицейские носят форму, которая обтягивает грудь и бедра. Это провоцирует у мужчин греховные мысли. Столь пикантный законопроект вызвал в прозападном Кувейте немало споров. Что уж говорить о постановлении, которое касается христианских храмов? Таковых в Кувейте не так и много, и их наличие — гарантия того, что Кувейт находится под покровительством США.

Кувейтским салафитам пришлось обращаться за консультацией к верховному муфтию Саудовской Аравии. Ответ не заставил себя ждать: все христианские храмы Аравии должны быть уничтожены, поскольку арабские земли — территория ислама. Немногочисленные христиане Аравии, а также стран Ближнего Востока, серьезно забеспокоились.

В самом саудовском королевстве христианских храмов нет. Единственная религия, которую тут можно исповедовать публично — ваххабитский ислам. За нательный крестик или четки здесь жестоко избивают, за обнаруженную дома Библию — сажают в тюрьму. Аналогичный образ мысли и действия экспортируется саудитами в родственные ваххабитам исламистские группировки, например, движение «Талибан». Убийство христианина или изнасилование женщины-христианки у салафита преступлением не считается, чем исламисты охотно пользуются. Например, во время христианских погромов в Египте местных салафитов часто ловили именно за попытками изнасиловать копток. Еще раньше, задолго до свержения Мубарака, салафитов подозревали в похищениях юных копток с целью их продажи в гаремы шейхам КСА. Сейчас египетские салафиты из партии «Ан-Нур» занимают второе место по числу мандатов в парламенте Египта. Пока в Египте относительное затишье. Но христиане-копты серьезно беспокоятся за свою жизнь. Коптский блоггер Майкл Набиль, попавший год назад в тюрьму за выступления против египетских военных, в недавнем интервью сказал, что египетским христианам угрожает участь косовских сербов.

Христианское меньшинство Аравийского полуострова составляют в основном иностранные рабочие нефтяных монархий: филлипинцы, цейлонцы, индийцы, малайцы. Они, по большей части, католики. Религиозный центр аравийского католичества — город Абу-Даби, собор Святого Иосифа. Здесь служат на самых разных языках: английском, арабском, французском, тагальском, малайском, сингальском, итальянском. Число иммигрантов-католиков возросло на Аравийском полуострове после мирового финансового кризиса 2008 года. Финансовые потрясения нисколько не отразились на нефтяных монархиях. Туда хлынул массовый поток рабочих из стран Среднего Востока и Южной Азии: Индии, Пакистана, Филлипин, Шри-Ланки.

В 2010 году иностранных рабочих-христиан в Аравии насчитывалось более двух с половиной миллионов человек. Вместе с числом христиан росло и число храмов. В ОАЭ, Катаре, Кувейте и Бахрейне христианские кресты поднимались на фоне мусульманских полумесяцев. Это, мягко говоря, не совсем нравилось Саудовской Аравии — лидеру клуба арабских монархий. Стоит сказать,что на долю саудитов выпал наибольший процент иммигрантов-христиан. Несмотря на притеснения, их число росло с каждым днем. Эр-Рияд серьезно опасался, что иммигранты начнут внушать свои идеи местным жителям. Особенно ваххабитская полиция нравов беспокоилась за саудовских женщин, ибо прецеденты уже были. Случалось, что домработницы или медсестры-христианки заражали идеями равноправия полов саудовских принцесс. Бунты принцесс, вызванные влиянием христианства или западной культуры, стали головной болью королевского семейства.

События «арабской весны» заставили руководство КСА всерьез вооружиться. В Эр-Рияде до сих пор не могут опомниться от акций протеста, прошедших в марте 2011 года в провинции Аш-Шаркия. Митинг для КСА — неслыханное дело. На это саудовское духовенство ответило закручиванием гаек: фетвами насчет обязательности женского обрезания, запретом женщинам-саудиткам на вождение автомобиля и так далее.

Инициатива Эр-Рияда была подхвачена салафитами в других странах. В декабре прошлого года один влиятельный египетский шейх издал специальную фетву о том, как торговцы должны продавать огурцы и бананы мусульманкам. Их нужно продавать только в нарезанном виде. По мнению шейха, вид цельного огурца или банана вызывает у мусульманки греховные мысли. Египетскому шейху вторил престарелый эмир Катара, настаивавший на обязательности «фараонова обрезания» для каждой мусульманской девочки. Аккордом победного шествия салафитской идеологии стала фетва саудовского муфтия о разрушении христианских храмов на полуострове. Учитывая, что Эр-Рияд теперь является главным игроком арабского мира, у христиан региона есть серьезный повод для беспокойства. Впрочем, как и у мусульман. Суннитские или шиитские мечети салафиты громят с той же охотой, что и христианские храмы.

Артур Приймак