Силы специальных операций и война в Ливии

В истории многое тайное со временем становится явным, и сейчас мы имеем все больше подтверждений того, что участники международной коалиции в операции против Ливии не ограничивались лишь «установлением бесполетной зоны» или ракетно-авиационными ударами по наземным целям.

В открытых источниках сейчас имеются в изобилии материалы, которые подтверждают, что наряду с иностранными «военными советниками», которые присутствовали в Ливии официально и давно (по крайней мере, из их отправки не делали секрета), в военных действиях на стороне повстанцев приняли самое активное участие подразделения сил специальных операций (ССО)* стран антиливийской коалиции.

Закончившиеся широкомасштабные боевые действия в Ливии поставили перед экспертами ряд вопросов. Раньше каждого, заслуживают обзора их характерные черты, которые стали допустимыми во многом вследствие энергичному использованию ССО ВС стран — участниц операции.

Обратим внимание на особенно значимые из них:

1. Высокая эффективность ударов средств воздушного нападения при фактически полном отсутствии противодействия со стороны сил ПВО Ливии. Причем в ряде случаев точность определения координат целей, оперативность нанесения ударов, результативное целеуказание не могли быть реализованы лишь экстраординарно одними космическими и авиационными средствами разведки. Следственно видимо, что существенный объем задач по обеспечению ракетно-авиационных ударов, исключительно в ходе непосредственной авиационной поддержки был исполнен с участием авианаводчиков из подразделений ССО.

2. Поразительные перемены, произошедшие каждого за несколько месяцев с образованиями повстанцев. Если в начале раздора они представляли собой реально сборища необученных и слабо вооруженных людей, которые в основном сотрясали воздух демонстративной стрельбой и постоянно отступали, то теснее через пару месяцев они сумели переломить обстановку в иную сторону. Имеющаяся информация разрешает утверждать, что одну из основных ролей роль в таких «перевоплощениях» сыграли инструкторы ССО.

3. Широкомасштабное проведение информационно-психологических операций и других мероприятий информационной борьбы супротив Ливии, причем не только на тактическом, но и на оперативном и стратегическом ярусах. Напомним, что в ВС США это также отнесено к компетенции ССО.

4. Комплексное проведение мероприятий по эвакуации граждан США и других стран из кризисного района.

5. Реализация на практике доктрин «бесконтактных войн», которые не полагают непосредственного проведения т.н. классических операций группировками наземных войск. Речь, безоговорочно, не идет о т.н. «повстанцах», силами (и жизнями) которых западные страны реализовывали в Ливии свои интересы и претворяли в жизнь доктрины «бесконтактности». Альтернативой традиционных действий наземных войск стало комплексное сочетание использования средств информационной борьбы, ракетно-авиационных ударов и действий образований ССО с одновременными действиями ливийских повстанцев.

Таким образом, даже неполное перечисление основных характерных особенностей проведенной операции дозволяет обратить внимание на существенную роль, которую сыграли в ней ССО. И видимо, что подробнейший обзор всех аспектов их использования заслуживает самого пристального внимания. Абсолютно, полную оценку описываемым событиям давать рано, потому что основные документальные источники (планы использования ССО, директивные и отчетные документы и т.п.) в полном объеме станут доступными для обзора несколько позднее. Но на данном этапе являются доступными для постижения управляющие формальные документы США и НАТО по вопросам подготовки и проведения особых операций. Зная их расположения и сравнивая их с материалами открытых источников о обстановки в регионе и в Ливии, в определенной мере дозволено составить довольно полную картину произошедших событий.

ИТОГИ

Имеет место ряд итогов, полученных в итоге заблаговременного обзора вооруженного раздора в Ливии. Раньше каждого, экспертное сообщество в совокупности согласно с тем, что в отношении Ливии был проведен комплекс операций разного яруса, в том числе и до резолюции Совбеза ООН № 1973, положившей предисловие ракетно-авиационных ударов НАТО.

Первоначально в границах «модных» теперь на Западе доктрин т.н. «мягкой силы» были реализованы разные мероприятия, раньше каждого в информационном пространстве (информационная операция), особые операции спецслужб западных стран по «оказанию военной помощи», которые привели к возникновению «оппозиционных сил» и началу соударений повстанцев с властями.

На дальнейшем этапе, позже принятия Совбезом ООН резолюции №1973, со стороны НАТО были проведены:

— оперативное развертывание войск (сил);
— воздушная наступательная операция;
— систематические боевые действия ВМС НАТО (раньше каждого по изоляции ливийского побережья, но не только);
— поисково-спасательные и другие особые операции;
— информационная операция (независимая либо, как вариант, следующий этап ранее начатой).

Что касается оперативного развертывания войск, то космическая разведка удостоверила перебазирование самолетов и вертолетов ССО, нрав которого связан экстраординарно с ливийским раздором.

В дополнение к вышеназванному, выскажем нашу догадку, которая заключается в том, что в Ливии (невзирая на бесчисленные заявления об отказе НАТО от наземной операции) все же была проведена наземная операция. Но ее как таковую не идентифицировали, потому что она не имела ясно выраженных знаков операции, проводимой намеренно сделанными наступательными группировками наземных войск (сил). Следственно мы считаем, что это не была классическая наступательная операция, а аналог особой операции, которую начали американцы в Афганистане ровно десять лет назад.

Дозволено предположить, что решение о подготовке и проведении наземной операции было принято позже того, как последователям теорий «бесконтактного» ведения войны стало внятно, что одними бомбардировками Ливию не побороть, а так называемые «повстанцы» воевать вопреки правительственных войск не собираются, невзирая на достойную поддержку авиации НАТО. Напомним, что авиация НАТО произвела больше 22000 боевых вылетов, которые помимо жертв среди миролюбивых обитателей и уничтожения городов, не дали ожидаемого итога, потому что правительственные войска стремительно к ним адаптировались и начали абсолютно благополучно противоборствовать повстанцам.

План проведенной операции на земле был комплексным (помощь оппозиционных лидеров, ресурсное обеспечение, информационная помощь, разведывательное обеспечение). Его собственно военная часть предусматривала действия образований ССО по созданию, оснащению, обучению вооруженных образований повстанцев. Позже этого образования повстанцев вели боевые действия вопреки сил М.Каддафи. Роль ССО на данном этапе предусматривала оказание им помощи в вопросах управления, разведки, наведения ударов авиации, связи, ресурсном обеспечении и т.д. Также при этом ССО исполняли другие независимые задачи. В частности, часть групп «спецназа» из Великобритании, Франции, Катара, ОАЭ и реально «наёмники» из частных военных компаний получили задачу выявить в Триполи и ликвидировать Каддафи и членов его семьи.

По выводам операции западные специалисты поторопились даже сделать итог, что составное использование боевой авиации и «ограниченного числа» «спецназа» (в основном по подготовке, оснащению и координации действий повстанцев) в грядущем станет основой военных раздоров.

Их доводы базируются на том, что довольно ограниченное использование человеческих и физических источников (т.е. ВВС и ССО) дозволило в Афганистане и в Ливии достичь тактически решающих итогов. Также высказывается догадка, что это дозволяет «сэкономить» на «огромных боевых бригадах», которые могли бы «безвыходно увязнуть в трясине наземных боевых действий».

В Ливии на практике была реализована новая доктрина войн, в которой ССО играют одну из решающих ролей. Самый из вестимых ранее сходственных примеров — война в Афганистане, где мы отслеживали 1-й случай полномасштабного нрава участия ССО в границах упомянутой доктрины (в предшествующих операция ВС США имели место лишь фрагменты вышесказанного). Видимо, десятилетия хватило на то, дабы развить теорию и практику как самих войн сходственного типа, так и использования ССО при подготовке и ведении.

Также в Ливии мы сумели следить выполнением ССО привлеченных в операцию стран мира фактически полного спектра задач, которые на них возлагаются в миролюбивое время и в ходе вооруженных раздоров.

Заслуживает внимания факт заблаговременного итога возможных участников нелегальных вооруженных образований из районов их проживания, где теснее ведутся либо только планируются военные действия в «тыл». После этого с ними была проведена всестороння подготовка и позже этого — итог через линии боевого соприкосновения в районы выполнения задач согласно предназначения, как это имело место при штурме Триполи.

Таким образом, в реализации западными странами мира доктрин т.н. «мягкой силы» в миролюбивое время (если вообще правильно говорить о представлении «миролюбивое время» в рассматриваемых случаях), а также в ходе военных раздоров нового типа (по примеру Ливии) роль сил особых операций исключительно нарастает. Чай при всех вариантах дипломатического, экономического, информационного и прочих видов воздействия на противника неизменно остается надобность проведения «хирургических» силовых и других специфических действий, зачастую в таком виде, когда нужно спрятать источник происхождения опасности.

Сергей Галушко